Без предупреждения счета не выставляем

kristians_galanders

Интервью с Кристиан Гандерс

Заместитель директора службы неотложной медицинской помощи

elita_varava

Интервью с Элита Варава

Заместитель руководителя центра оперативного ведения службы неотложной медицинской помощи, врач-кардиолог

rudens-2018-kardiogrammas-aparatsВ последнее время в средствах массовой информации были озвучены различные мнения об изменениях в работе службы неотложной медицинской помощи (СНМП) – пациентов волнуют и разговоры о времени прибытия скорой помощи, о врачах, которые одновременно являются и шоферами, а также о плате за вызов, которую могут взыскать за необоснованные вызовы, из-за чего люди воздерживаются звонить в СНМП. Однако в случаях, когда человека настиг инсульт или инфаркт, ждать нельзя, и решение самого пациента или его близкого может быть решающим!

Поэтому, для того чтобы разогнать слухи и узнать, в каких случаях неотложную медицинскую помощь необходимо вызывать, а в каких случаях это может оказаться платной услугой, мы пригласили на беседу Кристиана Гандерса, заместителя директора по оперативным вопросам службы неотложной медицинской помощи (СНМП) и Элиту Вараву, врача-кардиолога, заместителя руководителя центра оперативного ведения СНПМ.


В чем причина больших дискуссий в последнее время о том, почему люди необоснованно вызывают неотложную медицинскую помощь?

К. Г.: Мы получаем множество и так называемых вторичных вызовов, когда по приезду бригады становится понятно, что человеку не нужна была неотложная помощь, а другое решение, например, консультация семейного врача, прием медикамента и др. Иногда, приняв вызов по телефону, его нельзя было оценить. В этом нет ничего необычного, однако особенность Латвии в том, что таких вызовов достаточно много. В 2017 году вторичные вызовы составили 30% всех вызовов.


Да, именно поэтому мы хотели бы узнать, что изменилось, за какие вызовы придется заплатить?

К. Г.: Хочу обратить внимание, что ситуация особенно не изменилась – не было добавлено новых позиций, за которые нужно платить. В качестве платного вызова считается ситуация, когда произошло осознанное введение в заблуждение, то есть, есть вызов по одному поводу, однако по прибытию бригады СНПМ на место понятно, что ситуация была другая и была необходима иная помощь.


Можете ли Вы привести пример ­такой ситуации?

К. Г.: Могу привести такой пример: принят вызов с улицы, потенциальный пациент – молодой человек с болью в животе, однако по прибытию на место молодой человек указывает зубы как главный источник боли и выражает желание с каретой неотложной медицинской помощи добраться до места предоставления стоматологической помощи, к тому же, в неотложном порядке. Такие ситуации нечастые, но этот случай классифицируется как вводящий в заблуждение и за него взымается оплата с того лица, кто ввел в заблуждение диспетчеров СНМП и бригаду медиков.

Э. В.: Однажды был случай, когда человек звонил три раза подряд, сообщив о плохом самочувствии из-за повышенного кровяного давления. В первый раз мы рекомендовали дойти до ближайшей аптеки, где есть возможность измерить кровяное давление. Во второй раз мы получили звонок с жалобами о боли в груди. Отправили бригаду, однако пациент позвонил в третий раз, сообщив, что он вот-вот потеряет сознание. Когда бригада НМП прибыла на место, то оказалось, что мужчине нужно просто измерить кровяное давление. К тому же, обнаружилось, что кровяное давление не повышено и его главным желанием было, чтобы давление измерил именно медик.


Сколько в этом случае заплатил человек?

Э. В.: Он заплатил 40,14 евро за необоснованный вызов бригады СНМП. В общем, за 2017 год было выписано 1015 счетов о необоснованных вызовах. С весны этого года счета выписывает не бригада медиков на месте, а счета выписываются централизовано и отправляются по почте.


В каких ситуациях необходимо звонить в неотложную помощь, особенно, при кардиологических заболеваниях?

К. Г.: На аварийный номер 114 нужно звонить в ситуациях, когда под угрозой жизнь человека и счет идет на минуты – например, получена очень тяжелая травма, сильное кровотечение или внезапно наступила болезнь. В связи с инсультом и сердечно-­сосудистыми заболеваниями чаще встречаются ситуации, когда нужно действовать по алгоритму. В случае с инсультом, окружающие люди тоже могут понять, что случилось с пациентом, применив простой метод (который сокращенно называют «УДГВ», где каждая буква означает действие: У – улыбнись, Д – держи (одновременно поднять обе руки), Г – говори, В – вызывай). Если человек больше не может сделать какое-либо из этих действий, то нужно вызывать СНМП по телефону 113.

Э. В.: А типичные признаки инфаркта, при которых нужно вызывать неотложную помощь, это боль в груди, которая стреляет в шею, руки, между лопаток, а также одышка. Боль может быть давящей, жгучей или сжимающей…


Что делать, если у человека появились другие нарушения здоровья, например, сильная головная боль, рвота?

Э. В.: Если появляются до этого не происходившие жалобы, например, очень сильная головная боль с нарушениями зрения, речи, тошнотой, рвотой; сильная боль в животе, приступообразная боль в животе, то нужно звонить по телефону 113.

К. Г.: Причины могут быть разными, поэтому необходимо обязательно связаться с медиками. Иногда проблему можно решить по телефону, дав совет. В рабочее время можно консультироваться со своим семейным врачом. По вечерам и выходным дням можно звонить по консультативному телефону семейных врачей 66016001 – если будет необходимость, то вас соединят с СНМП.


Как происходит опрос человека по телефону – может ли принявший звонок диспетчер решить, отправлять ли на вызов или нужно связаться с другими специалистами?

Э. В.: Обычно решение о направлении бригады на вызов принимает диспетчер приема вызовов, который работает согласно алгоритму. Если у диспетчера, принявшего вызов, возникают сомнения, звонящего соединяют с врачом-консультантом, который более детально расспрашивает потенциального пациента и при получении дополнительной информации решает – посылать бригаду или рекомендовать обратиться к семейному врачу.


То есть, если есть подозрения на инсульт или инфаркт, есть вероятность, что сначала будет разговор, зададут вопросы и только потом отправится бригада?

Э. В.: Да.


Поэтому получается, что во время такого разговора можно отсеять случаи, когда бригаде СНМП нужно выезжать к пациенту, от тех случаев, когда возможна консультация по телефону?

К. Г.: Да, это именно то, чем мы ответственно и серьезно занимаемся, повышая качество и возможности врача-консультанта. Также до приезда бригады диспетчер консультирует, что делать, например, при бессознательном состоянии, что бывает и при сердечно-сосудистых заболеваниях. Хочу акцентировать – не бойтесь звонить! Однако сначала оцените ситуацию – возможно, сначала нужно позвонить семейному врачу или на консультативный телефон семейных врачей.


А если человек настаивает на выезде бригады? Вы сразу предупреждаете, что это будет платный вызов?

К. Г.: Если после разговора с вызывающим диспетчеру понятно, что жизни и здоровью пациента ничто не угрожает, то ведем разъяснительную беседу – о лечении, медикаментах. Нужно понимать, что в каждой ситуации, когда мы посылаем бригаду к пациенту, которому стоило бы обратиться к своему семейному врачу, мы фактически ставим под угрозу прямое назначение СНМП – предоставлять неотложную помощь тем, кому она критически необходима. Если бригада будет занята на вызовах там, то мы можем не успеть к тем, для которых важна каждая минута.

Если пациент, несмотря на консультацию, продолжает настаивать на том, что помощь бригады медиков необходима, то диспетчер предупреждает, что, если при оценке ситуации на месте вызов будет приравнен вызову для вторичной помощи, когда неотложная помощь не была необходима, то это может быть платной услугой. Без предупреждения вы счета не выставляем.


Иногда пациенты надеются, что, вызвав неотложную помощь, быстрее можно попасть на обследование в больнице…

К. Г.: Попав в приемное отделение стационара, состояние каждого пациента оценивается и определяется его приоритет. Дальнейшие действия происходят, основываясь на проведенные обследования в приемном отделении, поэтому нет основания надеяться, что прибыв с вызовом о сравнительно маленькой проблеме, будет проведены многочисленные обследования.

rudens-2018-neatliekama-med-palidziba


Однако известны случаи, когда СВ посоветовал вызвать СНМП, когда у пациента был эпизод стенокардии, однако пациент вынужден, в конце концов, ждать по несколько часов в приемном отделении, после чего его стационируют, обследуют и отпускают домой. Виновен ли в таком случае семейный врач из-за своей некомпетентности?

Э. В.: Я хотел бы отметить, что стенокардия является хроническим заболеванием, которое успешно лечится амбулаторно. Здесь, безусловно, важно и сотрудничество со стороны пациента – пациент должен соблюдать рекомендации врача, принимать лекарства и вести здоровый образ жизни. Вызывать СНМП в таком случае – не выход.


Какие самые частые причины вызова СНМП?

К. Г.: Это, в основном, три вещи: опасные для жизни травмы, инфаркты и инсульты, затем осложнения сахарного диабета, судороги, фебрильные судороги у детей, кровотечения и т. д.


Каждый день мы в среднем оживляем двух людей


Какие причины вызовов в связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями?

К. Г.: Вызовы обычно связаны с нарушением кровообращения головного мозга, декомпенсацией сердечной недостаточности, неотложно купируемыми кризами или острым инфарктом миокарда.


Что насчет доступа к человеку, которому необходима СНМП? Какова скорость и доступность в различных регионах Латвии?

К. Г.: Если смотреть, например, по времени, то в случае острых нарушений кровообращения головного мозга среднее время от принятия вызова до приезда бригады СНМП в городе составляет 9,3 минуты. В регионах это 17,7 минут.


Как поступить в ситуациях, когда пациент находится в глухой деревне с плохой подъездной дорогой?

К. Г.: Мы никогда не знаем, когда произойдет ситуация и нам понадобится неотложная медицинская помощь. Нужно своевременно продумать точный адрес, название ближайшего населенного пункта, описание подъездных путей и другие ориентиры, которые помогут найти пациента. Дополнительная возможность, которую можно использовать, это аппликация «eVeselībasPunkts», которую можно сказать на телефон и при необходимости можно отослать данные местонахождения на центральную станцию, если человек сам не может его назвать. Если неотложная помощь не нужна, то в аппликации доступна информация о ближайших лечебных учреждениях и их услугах, а также навигационная карта с маршрутом до них.


Иногда в критических ситуациях люди думают, что лучше и быстрее будет самим ехать в больницу. Часто ли бывают такие ситуации?

К. Г.: Если состояние серьезное, то всегда лучше вызвать СНМП. К сожалению, были такие ситуации, когда пациент с нарушениями сердечного ритма, который сам приехал на машине, умирает на пороге приемного отделения больницы. Также встречаются дорожно-транспортные происшествия, вызванные людьми с проблемами со здоровьем. Если появляются признаки нарушения работы сердца, нельзя продолжать путь – нужно незамедлительно остановиться в безопасном месте! Также для того чтобы не подвергать опасности других людей.


Выполненные вызовы с основными диагнозами, связанные с кровоизлиянием головного мозга, остром инфарктом миокарда и осложнением сердечной недостаточности или неоткладываемым гипертенсивным кризисом, в т. ч. 23 390 или 5,3% от всех выполненных вызовов.


Может ли близкий ехать с пациентом?

К. Г.: Да, может. Один совершеннолетний и адекватный близкий, который не употреблял наркотические вещества.


Как выбирается больница, куда везти пациента? Почему некоторых доставляют в ближайшую региональную больницу, а других везут в университетскую или другие крупные больницы, хотя расстояние до них больше?

К. Г.: Это зависит от степени тяжести состояния пациента, потому что если оно тяжелое, то его повезут в ближайшую больницу, поскольку есть ситуации, когда важно сначала стабилизировать пациента и спасти жизнь, и тогда расстояние и время имеют значение. Госпитализация любого пациента связана с планом госпитализации, доступном на домашней страничке Национальной службы здравоохранения, где четко указаны профили больниц – где и какая помощь предоставляется.


Если есть подозрения на инсульт, всегда ли пациент доставляется в больницу с отделением инсульта?

Э. В.: Если бригада СНМП не уверена в том, что это инсульт, и состояние пациента нестабильно, его повезут в ближайший стационар.

К. Г.: К тому же, бывают разные ситуации – могут быть травмы или посттравматический инсульт.


А куда везут пациентов с инфарктом?

К. Г.: Эти пациенты делятся на две категории – пациенты повышенной опасности и пациенты низкой опасности. Есть строгие критерии, по которым определяется степень тяжести. Инвазивных методов лечения нет во всех стационарах, поэтому, если известно, что есть инфаркт, то пациента доставляют по возможности в большие, специализированные центры.


Насколько квалифицированы работники СНМП?

К. Г.: Качество является одним из главных приоритетов СНМП, и его улучшение является постоянным процессом. Каждый медик службы раз в год должен сдавать экзамен на квалификацию, для того чтобы возобновить и улучшить уровень своих знаний и умений. На данный момент мы работаем над созданием бригад врачей-специалистов в более населенных пунктах. Это высококвалифицированные специалисты, которых можно привлечь в неотложном порядке, если выехавшая на место бригада констатирует, что необходимы дополнительные ресурсы. На данный момент работают три таких бригады – в Риге, Юрмале и Елгаве. Мы работаем над созданием такой бригады и в Сигулде, планируется создать также бригаду в Даугавпилсе.

Также модернизируется аппаратура в машинах – улучшаются возможности реанимации, а также искусственная вентиляция легких и другая аппаратура.


В средствах массовой информации много обсуждается и даже критикуется предложение о сокращении бригады СНМП до 2 человек, из которых один будет одновременно и водителем…

К. Г.: Хочу заметить, что бригады из двух человек – не новшество; это обычная практика заграницей и у нас уже успешно работает какое-то время. В уже упомянутых бригадах врачей-специалистов работает высококвалифицированный врач в тандеме с опытным фельдшером, и к пациентам они отправляются на легковой машине. Такого типа бригады работают у нас уже в течение трех лет. Эти бригады являются поддержкой для медиков, которые уже работают на вызове в сложных и тяжелых ситуациях. С июля этого года был запущен пилот-проект, когда на вызов к пациентам выезжает обычный оперативный микроавтобус, за рулем которого сидит один из медиков бригады. В проекте были задействованы две бригады, а с сентября – еще три.


В каких случаях не вызов отправляется вертолет?

К. Г.: Обычно вертолет используется для перемещения пациентов из региональных больниц в специализированные клиники в Риге. А также для транспортировки таких пациентов, которых нельзя перевезти наземными путями, например, при эвакуации с парома. Есть пациенты, которых, наоборот, нельзя перевозить в вертолете из-за изменения давления. Для перевозки пациента на вертолете наша служба сотрудничает с Национальными вооруженными силами, и призываем на помощь их вертолет, в среднем, два раза
за месяц.


Как часто приходится реанимировать людей и буквально вырывать их из рук смерти?

К. Г.: Ежедневно мы реанимируем, в среднем, 2 человек, что, конечно же, является достижением современной медицины, по сравнению с 60–70-ыми годами. Однако каждый из таких случаев нужно оценивать индивидуально. Есть удачные эпизоды и не очень. В качестве очень позитивного примера могу упомянуть случай в прошлом году, когда мы реанимировали мужчину с инфарктом, родственники которого в разговоре с диспетчером СНМП, слушая его рекомендации и инструкции, начали и успешно продолжали мероприятия реанимации до приезда бригады СНМП.


Какие самые частые причины клинической смерти?

Э. В.: Чаще всего это нарушения сердечного ритма, когда сердце работает, но ритм нарушен.


Как люди могут понять, что это клиническая смерть и нужно еще побороться или уже наступила смерть?

Э. В.: Диспетчеры работают согласно алгоритму, задавая конкретные вопросы, и если понимают, что наступила клиническая смерть или состояние близко к этому, то они соединяют звонящего с врачом-консультантом, который по телефону ведет оказание помощи, вовлекая окружающих. Главная помощь обычно состоит в массаже сердца для восстановления сердечного ритма. Здесь важный аспект о наших знаниях и навыках оказывать первую помощь. Во многих случаях возможно спасти человека тогда, если окружающие готовы помочь.

К. Г.: В некоторых общественных местах доступны автоматические дефибрилляторы, которые используются для восстановления сердечного ритма. Это хороший помощник в критических ситуациях, пока бригада в пути. В многих местах в Европе даже расположены карты, на которых отмечено местонахождение таких автоматических дефибрилляторов. К сожалению, в Латвии эта инициатива не так популярна.


Какие самые частые ошибки, которые допускают люди в критических ситуациях?

К. Г.: Люди волнуются, они не могут точно определить свое местонахождение, а также откладывают вызов НМП. Иногда людям не хватает уверенности в своих силах помочь, хотя всегда наоборот – участие окружающих в спасении жизни другого может быть решающим.


Яркий пример тому, насколько важна роль близких в спасении жизни, разговаривая со специалистами СНМП, недавнее событие в Латвии.

Одним солнечным субботним утром мужчине стало плохо – выпитые лекарства не помогли, он потерял сознание, остановилось сердце. Пока медики были в пути, близкие по очереди делали непрямой массаж сердца, пока внуки седовласого мужчины бежали к шоссе навстречу бригаде, для того чтобы они могли легче найти дорогу к деревенскому дому. Дочь пациента говорит, что спасти жизнь отца помогло то, диспетчер центра по телефону по громкой связи говорила, что нужно делать: «Врач говорила строгим голосом, который не давал растеряться. Она давала четкие указания, рассеяв сомнения, что мы не справимся. Помню, для того чтобы поощрить делать массаж сердца, она спросила, смотрели ли мы когда-либо сериал «Пляжный патруль»».

Бригада медиков из Таурене прибыла через 13 минут. В это время семья в далеком деревенском доме по указаниям врача центра диспетчеров неустанно проводили мероприятия по реанимации.
По рассказу руководителя бригады фельдшера Марите Поле: «Получили вызов – пациент умирает, его нужно реанимировать. Поехали, а там на самом деле родственники его реанимируют. Мы переняли реанимацию, и уже вскоре удалось восстановить сердечную деятельность. Отвезли его в больницу и сейчас, после восстановления, мужчина может вновь радоваться жизни.» Она добавляет: «Люди боятся действовать в критических ситуациях. Думают, что сделают хуже, что-то сломают. Он одно или два сломанных ребра – ничто против спасенной жизни. Это мелочь! В этой ситуации также – семья, проведя реанимационные мероприятия, сначала боялась сломать пациенту ребра, чего не произошло. Благодаря близким, мужчина выжил. Если бы близкие не сделали непрямой массаж сердца, то было бы поздно…».

Это случай подтверждает, что нужно быть смелым и действовать активно. Как указывают рекомендации Европейского совета реанимации – если реанимационные мероприятия начаты в первые три-пять минут после остановки дыхания, то вероятность человека выжить увеличивается до 70%.

Читайте также:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.